Пластическая хирургия: красота без гарантии

Две недели в гипсе, а после месяц с синяками – и у вас новый нос. Некоторые хирурги готовы выполнить не только любую вашу просьбу: они сами вам объяснят, что у вас неправильной формы нос, и одно ухо больше другого. В зависимости от того, на чем специализируется хирург. Ну а последствия – забота пациента.

Наталья давно мечтала увеличить грудь. Копила деньги, наконец выбрала клинику и хирурга в родном городе Пензе. Молодой врач сразу же согласился на операцию. Все прошло удачно, но через месяц начались осложнения: высокая температура, опухоль под правой грудью и резкие, нестерпимые боли. Наталья приехала в Москву на консультацию к известному хирургу.

«Ему хватило буквально секунды, чтобы сказать: идет сильнейшее воспаление, имплант надо удалить немедленно. Об этом я своему доктору рассказала: имплант надо удалить, я боюсь за свою жизнь, на что в очередной раз, к своему удивлению, получила ответ: все нормально, мы грудь спасем, мы сейчас антибиотики поколем, и все будет хорошо», – рассказывает Наталья Малахова.

Лечение не помогло. Вскоре женщине вновь стало плохо, врачи поставили диагноз остеомиелит. Инфекция охватывает все костные ткани, включая костный мозг. Женщине удалили несколько хрящей.

«Моя грудь, если она раньше была просто маленькая, но красивой формы, то сейчас – без слез не взглянешь. Я, конечно, о себе не хочу так говорить, но она очень сильно изуродована, я с такой грудью жить могу, но не очень хочу, если честно. Я хочу сделать пластику, чтобы выглядеть нормально», – продолжает она. И, похоже, Наталья настроена решительно. Хирурга женщина намерена искать уже в Москве.

Шансов попасть к неквалифицированному врачу в России гораздо больше, чем на Западе. Там существуют строгие законы, по которым четко расписано, когда хирург может приступить к выполнению своих обязанностей. У нас, к сожалению, такого нет, рассказывает Андрей Хромов – председатель совета общественной организации «Общество защиты пациентов».

На словосочетание «пластический хирург» «Яндекс» выдает около ста тысяч ссылок. Огромное количество клиник, врачей и все виды услуг: увеличение губ, груди, ринопластика, ботокс, липосакция… В России Минздрав официально признал пластическую хирургию самостоятельной специальностью только в июле 2009, хотя услугами эстетической медицины россияне пользуются уже более 70 лет.

«Пластические операции делали хирурги, обученные специально, дополнительно к своей основной хирургической профессии. Это могли быть общие хирурги, отоларингологи, окулисты», – рассказывает Ольга Панова – президент общества эстетической медицины России.

Теперь те же хирурги со стажем более 10 лет должны дополнительно пройти месячный курс обучения, чтобы получить сертификат пластического хирурга. А врачей со стажем менее десяти лет ждет четырехмесячный курс лекций, после которого можно смело браться за скальпель.

Подтяжка лица, новая форма подбородка, ботокс-процедуры – Гуля в погоне за молодостью вот уже шестой год. Лицо без единой морщинки, губы все сочнее, а настроение все лучше, ведь последние двадцать ей все время двадцать.

«Выходишь замуж уже не первый раз, мужья-то моложе и моложе, ровесники-то уже все или дедушки, или их нет в живых. А я все моложе и моложе, вот уже четвертый брак. Уже не 20 лет, конечно, нужно держаться», – рассказывает Гуля Майц.

Гуля побывала в лучших клиниках за рубежом, но свой выбор сделала в пользу московского хирурга. Она уверяет: и в России, безусловно, есть специалисты своего дела, но чтобы их распознать, стоит тщательно изучить вопрос. Выяснить стаж хирурга, посмотреть портфолио, воочию увидеть результаты его операций, попытаться поговорить с его пациентами и только потом – определиться с выбором. «Тут уже и не говоришь о скидках, это уже смешно, потому что это серьезная операция, и уже цена не играет ни какой роли. Но нужно, чтобы хирург подошел к тебе по душе», – рассказывает Гуля Майц.

Последний писк моды среди продвинутых пациентов – это различные форумы и клубы, которые буквально затягивают клиентов в мир пластической красоты. Участники этих сборищ встречаются и обсуждают перемены в жизни и на теле. «Эти встречи организованы для того, чтобы потенциальные пациенты могли бы не просто что-то для себя фантазировать, а познакомиться уже с пациентами, прошедшими через операцию. Посмотреть, просто пощупать, грубо говоря», – рассказывает Вадим Леонов – организатор общества пластической хирургии. Здесь вам сразу говорят о недостатках вашей внешности и где их можно исправить.

«Надо понимать, что эти общества, которые организуются последнее время, и организуются не столь квалифицированными пластическими хирургами и их помощниками и ассистентами, – они являются своего рода системой, которая завлекает людей в индустрию красоты и тиражирует информацию о том, что нужно сделать ту или иную операцию. То есть идет такая агрессивная реклама«, – рассказывает Артур Гараганов, психолог.

Но порой даже после успешной пластической операции возникает очень острая проблема, как привыкнуть к новому лицу или телу. Ведь «обновка» не всегда соответствует воображаемому идеалу. И эта проблема не дает спокойно жить.

Галина с детства мечтала убрать лопоухость. Она воплотила свою мечту, но почему-то уверенности это не предало. Результат совершенно ее не впечатлил. Свыкнуться с новой «собой» она не смогла, и вот уже год как ходит к психологу.

«Достаточно часто обращаются клиенты, которые говорят: им нужно привыкнуть к этому образу, да, я этого хотела, но это немножко не так, как мне обещали, – рассказывает Гараганов. – И в этот момент у нее происходит непонимание того, что же возникло, почему я стала такой, хотя мне обещали, что я буду другой».

«Понимаете, понятие красоты весьма индивидуально», – именно эту фраза постоянно слышат недовольные женщины, которые не получили именно того носа или именно тех ушей, о которых мечтали. Если операция прошла удачно и у вас нет проблем со здоровьем, то никаких претензий хирургу пациент предъявить не может. Ведь категория «нравится – не нравится» весьма субъективная, и вряд ли хирург будет переделывать нос, грудь или уши за свой счет.

«Как вы опишете в договоре, что пациентка хочет, чтобы грудь была красивая? Как это описать в договоре, какими терминами. Это невозможно», – поясняет Андрей Хромов – председатель совета общественной организации «Общество защиты пациентов».

Договор, который подписывает пациент перед операцией выглядит так: основная его часть, приложение, где клиента предупреждают о возможных опасностях и осложнениях и, наконец, – расписка пациента о его личной ответственности за результаты лечения уже после операции. Но ни слова об эстетической стороне вопроса. Шансов предъявить претензии через суд по поводу некрасивых шрамов и неудавшейся формы носа – никаких.

— То, что изначально выдавалось за отеки, стало больше похоже на ошибку врача, которую, естественно, она признавать отказывается. Она мне говорит в лицо, что все в порядке, ее вины в этом нет.

После беременности Оксана решила увеличить грудь. Нашла хирурга, который предложил со скидкой быстро сделать операцию. Но вот уже год как пытается найти юриста, чтобы заставить клинику переделать ей грудь. Швы растянулись, а имплантат поставили не той стороной, левая грудь съехала набок. Признавать и исправлять ошибки клиника отказывается, а лично Оксане хирург предложил решить эту проблему малой кровью: «Имплантат, который пробыл во мне год, вытащить, грубо говоря, прополоскать и засунуть обратно. Может быть, это возможно, а если, не дай бог, какую-нибудь заразу занесут, мне опять под нож?! Я платила деньги не за это», – рассказывает Оксана Медведева.

За что именно, теперь уже не важно, главное – деньги заплатила, да еще со скидкой. Так считает большинство так называемых «скульпторов женского тела». Редко кто выгонит потенциального клиента словами, возможно, ради которых женщина и приходит: «Девушка, у вас все хорошо, вам ничего не нужно менять, ведь вас любят именно такой, какая вы есть».

Источник: http://www.amic.ru